понедельник, 29 июня 2009 г.

Ранетки

Как долго длится июнь! Умер Майкл Джексон. Вчера, слушая о нем радиопередачу, я вдруг понял: это же тот человек, который убил музыку 70-х! Ну не он как артист, а начавшееся с него музыкальное телевидение, он как лейбл, как звезда. И вот он умер, что дальше? Музыка давно уже не играет той роли, которую она играла в 60-е и 70-е годы. Но сейчас тоже есть музыка, и ею тоже увлекаются дети и молодежь. Мой школьный товарищ, помня, что я еще в школе выступал со своими песнями, попросил меня дать ему какую-нибудь гитару на время. Оказалось, что его племянница-пятиклассница без ума от Ранеток, смотрит сериал каждый день, слушает их музыку и требует от родителей купить ей электрогитару с усилителем. Но они пока сказали: хватит с тебя обычной классической гитары с нейлоновыми струнами, когда научишься играть, купим электрогитару. Они надеются, что увлечение это пройдет, когда кончится сериал и не хотять входить в слишком большие расходы. Посмотрев на этих молодых людей, я пришел к крамольной мысли. Школа после Ранеток, это уже не то, что школа до Ранеток.
Полный бред? Но ведь сейчас сериалы оказывают на людей большее влияние, чем музыка раньше, а это сериал про школу. Старшие дети не воспринимают все буквально, зато младшие смотрят на старших, в том числе и на старших героев и хотят им подражать. Сериал идет несколько лет и формирует представление о школе в сочетании с впечатлениями от собственной школы. Но там все скучно, надо работать. А в сериале интрига, звезды-старшеклассники и музыка. Такая простая, совершенно не бунтарская и этим непонятная старшему поколению.

четверг, 25 июня 2009 г.

Skywatch Friday

Это моя жена снимала в Шотландии. My wife shot this one in Scotland. Enjoy other Skywatch Friday pics here.

Школьная утопия

То, что написано дальше, находится в сильном отрыве от реальности, как-будто у учителя нет большой нагрузки и у него еще остается на что-то время.

Когда я работал в школе в 1986-1989 годах, я понял две простые вещи. Возможно, они актуальны и сейчас.
1. Учитель обладает в школе очень большой свободой в преподавании предмета и ведения урока. Все разговоры о том, что кого-то что-то делать заставляют или что программа предусматривает не то, что нужно, это лукавство или просто несамостоятельность.
2. При этом в школе очень мало интересного, и дети буквально изнывают от отсутствия живого, нового, творческого. А сколько им нужно интересного? Настолько много, что взять столько негде. Отдаешь каждый день все, что есть, и катастрофически не хватает.
Чтобы понять это, у меня ушел примерно год. Как я, молодой учитель после института со своими иллюзиями и новомодными представлениями, предполагал с этим бороться? Никак. Просто не видел выхода. Мне все время не хватало позитивных новых идей. Приходилось то и дело съезжать на негатив, чтобы поддержать порядок и отстоять свои принципы. Я был таким же рабом системы, как и ученики. Нет, все выглядело даже очень привлекательно. Но я-то знал, где мои границы, что я могу, а что нет. Что уж говорить об учителях старой закалки? Несомненно, у них большой опыт, но еще большая зависимость от предлагаемых обстоятельств, кстати, не зря выскочил театральный термин, может быть, очень многое действительно ролью определяется?
И единственное, к чему я тогда пришел, это к тому, что преподавать должны люди вне системы и вне роли, короче говоря, люди не из школы: профессора, писатели, врачи, художники, ученые, переводчики, инженеры и многие другие. Как это технически сделать, не понятно. Главное, урок не пойдет, дети будут кричать, сказать ничего не удастся. Поэтому классный руководитель должен присутствовать. Но если он предмет в принципе не ведет ни в одном классе, он может. А откуда возьмешь столько ученых? Утопия.

Но сейчас, когда школьная реальность порядком подзабылась, и я уже не могу с точностью сказать, что может быть, а чего не может быть никогда, открывается другой путь для решения этой проблемы.
Как учитель в школе может остаться личностью и интересным человеком? А вернее, не остаться, а становиться им каждый день? Он ведь именно такой нужен в классе и в школе. Хорошо бы было, если бы учитель не только имел свободу, но и развивался как личность по своей собственной логике вне связи со школой, а школу лишь подтягивал бы за собой. Чтобы рутина, да и важная и благородная работа, не убили в нем его собственный жизненный интерес: к предмету, к науке, к искусству, к литературе. Такой человек должен писать, делать свои проекты в каких-то других областях. И некоторые из них он может делать с классом или в классе, с кем-то из класса. Некоторые могут даже быть коммерческими. Например, музыкальные записи, публикация сборника рассказов авторов-учеников. Чем занимаешься сам, тем занимаешься и с классом, причем выводишь все на высокий уровень, снимаешь на видео, как минимум публикуешь в интернете. Но школа и сама по себе достаточно ответственная площадка. Это как площадь Феллини. Здесь происходят интересные вещи в культурном плане. Но если эта площадка покажется маленькой, нужно будет использовать ее как мастерскую и публиковаться для более широкой аудитории. Вот такой учитель еще может свой интерес передать.
Возможно, найдутся еще способы, как нести в школу интересное. Возможно, и без утопии.

среда, 24 июня 2009 г.

Skywatch Friday



Всего лишь 365 человек во всем мире - на сегодняшний день - относят себя к сообществу Skywatch Friday. Каждую пятницу они публикуют в своих блогах фотографии неба. А это значит, что время от времени они ходят с фотоаппаратом, не забывают смотреть вверх и выбирают интересные снимки. А их блоги по-моему от этого только выигрывают. При этом перетаскивать фото с других сайтов запрещено.

пятница, 19 июня 2009 г.

На веслах через океан











Еще одна женщина, кроме Джулии Камерон, которой я восхищаюсь, это Роз Сэвадж из Англии. Она переплыла на весельной лодке в одиночку Атлантический океан. Сейчас переплывает Тихий - 3.000 морских миль. Первый этап от Калифорнии до Гавайев уже пройден. Он занял более ста дней. Сейчас она плывет от Гавайев дальше в сторону Малазии. Видео внизу страницы завораживают. Через маленькое окошко камеры и то видно, что это не очень приятная ситуация. То и дело отключается спутниковый телефон, оставляя Роз совершенно одну в океане. Да, никто ее не сопровождает! Я думал, что над лодкой все время должен лететь вертолет со спасателями. Ничего подобного! Все сто дней первого этапа в Тихом океане она провела в полном одиночестве. Пишет блог в блогспоте.



четверг, 18 июня 2009 г.

Сон

Ночью снились двери. Георгий сидел в комнате, вдруг дверь слетела с петель, упала на пол, и на нее ступил маленький сын Георгия Гоша в белом кимоно – провел прием айкидо. Иной раз такой образ возникает во сне за несколько секунд, а наутро кажется, что дверь эта снилась всю ночь.

Другая дверь была на даче, входная дверь в дом, но почему-то очень старая и побитая. Сруб был новый и пах еще свежим деревом. В двери доски подгнили, были разного размера, одна поперечная перекладина отвалилась, и задачей Георгия было собрать снова все доски, сбить их вместе и приладить дверь так, чтобы можно было запереть дом и уехать. Эти доски были уже рыхлыми с одного или другого конца. Получалась дверь скорее для сарая или свинарника, кроме того, по размеру она никак не вмещалась в дверной проем, пришлось отпилить длинные гнилые концы. Но по ширине дверь была уже, чем надо.

Георгий проснулся против обыкновения в шесть утра, немного полежал. Нет, сон уже не шел, нужно вставать и идти завтракать. Утром, пока все спали, удалось записать кое-какие мысли в тетрадь. Когда он закончил, домашние проснулись. Жена стала варить сыну кашу, планировала уже работу по дому, в которой сильно рассчитывала на Георгия, и очень удивилась, что тот должен ехать в Регистрационную палату оформлять покупку части садового участка. Документы были уже сданы, но нужно было донести одну бумажку, без которой положительного решения по делу не будет.

- Да ты не пройдешь сегодня, тебя просто не пустят.

- Как это, меня не пустят? Я никого и спрашивать не буду.

- Люди занимают очередь с ночи. Ты же драться с ними не станешь.

- Да я уже выстоял один раз эту очередь с ночи, больше стоять не собираюсь.

Подъезжая к зданию Палаты на маленьком Ситроене, Георгий прокручивал в голове те короткие фразы, которые должны будут подействовать на очередь. Регистратор Евгений Рыков попросил его принести одну бумагу и подойти без очереди. Все документы сданы, и об этом имеется опись с подписями и печатями. Это было чистой правдой.

Едва ступив в парадную дверь Палаты, Георгий оказался в вестибюле и одновременно в середине гудящей толпы. Вход на этаж был перекрыт самими людьми. На этаже в коридоре было много сидячих мест, но по широкому коридору распределились лишь шесть первых человек из очереди. Остальные добровольно остались в предбаннике за закрытой дверью, чтобы только никто не прошел вперед них. В вестибюле было душно и жарко. Люди толпились в куртках, видимо ожидая штурма. Один здоровяк перекрыл своим телом входную дверь и заявил, что не пустит Георгия, он пускает только тех, кто под соответствующим номером внесен в список, составленный вчера. Георгий был в ярости, он полез было на здоровяка, дверь приоткрылась, одному посетителю понадобилось выйти. Но мужчине удалось задержать Георгия на несколько секунд, и этого оказалось достаточно, чтобы дверь захлопнулась. Все бы ничего, но Георгий заметил в толпе стремление некоторых отчаянных людей порвать его документы. Рисковать ими было нельзя. Они означали слишком многое, а именно время и нервы близких людей.

Заявив, что он идет к начальству, Георгий направился на второй этаж в приемную руководства. Представился работником телевидения, объяснил свою проблему и указал на то, что очередь сама перекрыла целый этаж, и нет туда доступа. Начальник вызвал сотрудника, чтобы Георгия проводили к регистраторам, но тут выяснилось, что того самого регистратора, который был нужен, сегодня нет. Суббота. «Приходите в будний день!» Значит, даже пройдя через заграждение Георгий узнал только, что сегодня не его день.

Второе дело на сегодняшнее утро взять с дачи шины и сменить колеса на летние. Ключи открыли калитку в железных воротах, еще одну калитку при входе на участок. Но дверь сарая оказалась вмерзшей в землю. Несколько лет дверь проседала и прорыла под собой ямку. Осенью ее заполнила вода и, смешавшись с землей, замерзла. Вторая дверь за сегодняшнее утро на открывалась. А ведь его предупреждали во сне.

И уже проезжая мимо всех автомоек, он просто отмечал для себя, что в этот ясный весенний день машин в очередях слишком много, чтобы пытаться воспользоваться их услугами и не суетился.

понедельник, 15 июня 2009 г.

Пара-архи-тект-ура

Читатель успевает прожить жизнь, прочитывая до 3.000 книг, больше невозможно. Писатель успевает прожить жизнь в своих книгах. Один живет в кредит, другой накапливает.
Выставка "Пара-архи-тект-ура" в Музее архитектуры Москвы у Российской Государственной Библиотеки. В белом зале тринадцать маленьких мониторов с одной фишкой в виде короткого фильма в каждом. У входа смерть в виде пингвина. Каждый монитор - пост, а все вместе они блог во времени. И красный ковер на полу.

среда, 10 июня 2009 г.

Приключение или маршрут 2

Молодец Джулия, она открыла мне, что приключение происходит со мной во время письма. А что, если к написанию рассказа так и относиться: пойду погуляю, поживу еще той жизнью - в рассказе? Не думаю, что напишу что-то гениальное, не думаю, что вообще что-то напишу, просто пишу и получаю удовольствие. А герои живут, движутся, требуют от меня сделать то-то и то-то. И я делаю, подчиняюсь им. В этом случае должно хотеться возвращаться в рассказ, а не скорее закончить его. В первых двух третях просто жизнь и приключение. В последней трети кульминация и композиционное завершение. Но это означает ведь, что само целенаправленное написание рассказа-романа - если так посмотреть - начинается с последней его трети. А в первых двух можно гулять, прикалываться, жить своей жизнью.
В детективе, например, сюжет долгое время закручивается, и становится очень интересно, а потом быстро все разрешается, и за этим следует некоторое разочарование.

Приключение или маршрут?

Уносится поезд в черный тоннель, и так же несется моя жизнь по накатанным рельсам. Хорошо это или плохо? Много или мало? Далеко ль или близко?
Джулия Камерон пишет, что она не планирует сюжет, а мечтает о нем. Он ей снится. А если сюжет планировать, то читатель тоже будет вычислять этот сюжет. Писателю самому интересно, что будет дальше. А если этого интереса в тексте нет, то его просто нет. И еще она пишет о точке страха. В какой-то момент писателю становится понятно, чем кончится его рассказ-роман, и в чем должен быть его смысл. Тогда он стремится исполнить этот замысел наилучшим образом. И вот здесь-то и кончаются мечты и начинается сознательное выкраивание сюжета. Точка эта появляется, когда прошло уже две трети рассказа-романа, и остается написать еще одну треть. В этой трети можно все испортить, по крайней мере писатель боится так поступить. Приключение заканчивается и начинается вытачивание скульптуры из камня. 
И еще Джулия Камерон пишет короткий сюжет, сознательно опуская описания, красивые осознания действий и обстоятельств. Она предвкушает удовольствие, как она будет раскрашивать эту сюжетную канву. Таким образом, она пишет рассказ-роман дважды. Но плана она не пишет никогда.

Страсть и мечта

Человек выиграл в лотерею. Двести тридцать миллионов. Немного больше, чем обычно выигрывают. Даже сильно больше. После уплаты налогов у него останется миллионов сто. Все равно не мало. Это американский фермер, и он сказал, что на эти деньги он купит себе больше лошадей, чем у него есть сейчас и поможет родной деревне. По радио стали сразу спрашивать слушателей, а что бы они устроили на эти деньги, если бы это они выиграли, а не фермер, неужели бы только все покупали и покупали для себя? Люди начали звонить и рассказывать свои варианты. Кто-то хотел открыть сеть ресторанов, кто-то помочь престарелым умирать в человеческих условиях. Главное, очень активно люди стали думать над своей жизнью, когда оказалось, что так вот легко можно эти деньги в один прекрасный день получить. Никогда не предлагалось столько смелых коммерческих и благотворительных идей. А я подумал: вот чем вам нужно заниматься. Даже без денег или с маленькими деньгами, но заниматься нужно тем, что вы сейчас вот предложили. То есть двигаться все же в направлении мечты. И все получится. 

понедельник, 8 июня 2009 г.

Глаза на мокром месте

Несется время, несется. Вот и День рождения отца прошел. А впереди в июне его День смерти. Тот детский фильм, что мы смотрели вчера как бы послание от отца, напоминание о нем, его жизни и его мечтах. Я рыдал весь фильм, и Ваня, не зная будничного трагизма жизни, все никак не мог понять, почему. Наверное, дело в том, что фильм для детей. Но взрослый человек любой бы понял. А я сидел в темном зале, и у меня лились слезы, как-будто я школьник на уроке мужества, где рассказывают о Зое Космодемианской. Плакать стыдно, сейчас все будут смеяться. Учительница смотрит на меня извиняющимся взглядом. Прости, мол, меня за те страдания, что я тебе сейчас причиняю. Я не хотела, а ты тоже не воспринимай все так уж близко к сердцу. Тогда все звучало и душещипательно и фальшиво одновременно. А я понимал головой, что это специально выжимают слезы, что это обработка идеологическая. Никто сейчас этих людей в серьез не жалеет, а просто хотят, чтобы помнили о той войне. И все понимал, а все же плакал и ничего не мог с собой поделать. Есть где-то кнопки, если на них нажать, то у меня льются слезы без видимых причин. Что это за кнопки, я даже приблизительно не знаю, не могу сформулировать.

четверг, 4 июня 2009 г.

Утро 2

Пасмурно. Дождливо. Кошка сидит на подоконнике и смотрит вниз. А за окном буйствует зелень. Деревья трясут своими кронами и на ветру подталкивают друг друга, демонстрируют листву тем своим знакомым, что стоят за детской площадкой, а эти уже плавно переходят в общий зеленый гул и сливаются с лесом. Мои друзья деревья. С ними я счастлив. После дождя воздух прохладнее и свежее. Кошка наполовину еще спит, поудобнее устраивается на подоконнике. Но вот прилетел голубь. Он знает, что его от кошки отделяет окно и ничего не боится. Зверь трогает стекло лапой, встает в стойку, готовится к прыжку. Голубь поворачивается и клювом тюкает в стекло. Кошка в шоке, такого неуважения к себе она не ожидала. Птица крутится на одном месте, осматривается в поисках остатков пшена, которое соседи сверху сыпят на сливы за окно, топчется-топчется и, наконец, улетает. Кошка сворачивается в клубок и пытается уснуть.

Разговор двух деревьев

- Смотри, а вон опять бежит тот парень, опаздывает на работу.
- Что он так торопится?
- А он хочет продать свое время.
- Странно, я бы, наоборот, много отдал, чтобы купить еще немного времени.

среда, 3 июня 2009 г.

Язык тела


Джулия Камерон говорит, что многие писатели пишут всем телом. Сделав жест, повторив то, что делает герой, писатель правильно описывает это в тексте. Когда у автора возникает сюжет, он идет на прогулку и проходит не один километр, прежде чем всё разложится по полочкам. Кто-то бегает, кто-то ходит, кто-то даже ездит на роликах, но очень многие дают своему телу перемолоть то, что возникло в голове. При этом именно телесное осознание привносит мудрость, искренность и настоящее. А в голове все отражается тысячей зеркал. Там могут появиться самые нежизненные образы. Сама голова часто не может родить достойное произведение, и во время ходьбы мелодия или роман приходят по капле. То, что идет от тела - настоящее, искреннее и мудрое. На этом месте я снова думаю о Шурупове, который для меня образец настоящего, как бы даже и невыдуманного, хотя и это все выдумано, и уж актер-то во всяком случае выдуман сам собою. Пусть я окажусь неправ в этой фразе.
И снова это способ писать о себе.

понедельник, 1 июня 2009 г.

"Новая литература"

Есть хороший ресурс - сайт, на котором в форме блога можно публиковать свои литературные произведения. Он называется http://www.novlit.ru/ и связан с журналом "Новая литература". Там я нашел много интересных вещей самой разной формы.